LiteraruS

Историко-культурный

и литературный

журнал

на русском языке

Издается в Финляндии

с 2003 года

LiteraruS on kirjallisuuslehti venäjän- ja suomenkielellä

LiteraruS is a literary Magazine in Russian and Finnish

Издание журнала «LiteraruS-Литературное слово» осуществляется при финансовой помощи Министерства образования и культуры Финляндии, а с 2008 года несколько раз поддерживалось грантами Фонда «Русский мир»

opm rulit Paris-Sorbonne

Андрей Рабодзеенко

«ПРИ ВСЁМ НАШЕМ ЗНАНИИ…»

Чикагский художник русского происхождения Андрей Рабодзеенко (Andrei Rabodzeenko) родился во Фрунзе, вырос в Ташкенте. Учился в Ташкентском республиканском художественном училище им. П.П. Бенькова, потом – в «Мухе», Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.И. Мухиной. Приехал в США в 1991-ом году. Андрей постоянный участник американских и международных выставок. Многие живописные, графические и скульптурные работы художника находятся в частных и публичных коллекциях Европы и Америки.

Один из циклов работ Андрея посвящен духовному восхождению. Манера письма, на первый взгляд, обманывает нас, кажется, что мы видим сцены времен Раннего Возрождения. Но при внимательном рассмотрении можно заметить, что фигуры одеты в шорты и футболки, действия происходят на современных бетонных сооружениях. И есть еще один скрытый слой в этих картинах – слой символов. Все предметы, с которыми взаимодействуют молодые герои картин – колесо, якорь, лестница – несут определенный духовный смысл. Лестница, гора – духовное восхождение; якорь – надежда; ветер, парус, мельница – дух… Опять и опять неизбежно уходит по неизвестному пути блудный сын, и, оборванный, но, возможно, познавший что-то в себе, возвращается к отцу за прощением, а свиньи продолжают топтать копытцами мудрые книги («С ветром», «Блудный сын»). И рождается ощущение, что было нечто очень ценное в том, как люди жили до того, как появились самолеты, интернет и мобильные телефоны…

– Для меня живопись олицетворяет личную свободу, – говорит художник. – Свободу строить миры со своими собственными ценностями, эстетикой и динамикой. Будучи духовным идеалистом по натуре, я верю в важность духовных аспектов человеческого существа. С этой точки зрения, я заинтересован в поиске тех основных качеств, которые не меняются с течением времени и действительно делают нас людьми – возможно, красивыми людьми. Для того чтобы раскрыть эти качества, я располагаю мои персонажи или архетипы (некоторые из них заимствованы из библейских текстов, другие – мои собственные творения) в мире, который не содержит никаких указаний о времени действия. Чтобы ещё усилить эту идею, я использую избранные элементы и символы европейской живописи эпохи Раннего Возрождения. Эти визуальные формулы, выработанные на протяжении веков художественного творчества, служат мне в качестве палитры, с помощью которой я создаю стилистическую атмосферу моих картин, превращая архетипы в осознанные проявления человеческой духовности.

Молодой Давид сидит перед головой поверженного им Голиафа. Юноша держит в руке камень, которым он только что поразил великана (картина «Рождение царя»). Мы наблюдаем Давида в момент перевоплощения из обычного мальчика-пастуха в будущего царя, ведь круглая форма камня, шар – это символ царственной власти. Давид как бы предвидит свою жизнь в роли предводителя великой нации. На заднем плане, на фоне голых холмов – лев, еще один царский символ. На пастушьем посохе развивается лента с надписью по латыни «Rex est prognatus» – «Царь родился». Картина выполнена с тщательной проработкой деталей, глубокими коричневыми тенями и теплой гаммой света, усиленной золотом неба. И при всей архаичности, сказочности изображенного здесь действия, в голову зрителю приходят мысли о современной судьбе иудейского народа, о продолжающейся борьбе с Голиафами всех мастей.

– Иногда я смотрю на какую-нибудь рекламу, – продолжает Андрей, – где показан человек, у которого вместо головы – компьютер. «Разве современный человек должен быть таким?» – говорю я себе. Технологии делают нашу жизнь более удобной, менее опасной. Но они не раскрывают для нас моральные категории. И становимся ли мы лучше, честнее, преданнее вместе с техническим прогрессом? Почему картины древних мастеров так ценны и в наше время? Они – высоки. Вот эта «высокость» делает общение с ними удивительно вдохновляющим, как общение с мудрым учителем.

В картине под названием «Неправильный ветер» Рабодзеенко рассуждает на тему конфликта человека и времени. «Tempus – Cupio – Facultas» – «Время – Желание – Способность» написано на фоне картины. Это три условия, которые, по мнению художника, никогда не присутствуют одновременно. Ветер в этой картине – символ жизненной энергии. В юности человек полон сил, но он не опытен и не мудр, и поэтому растрачивает силы на пустые развлечения, он – слеп. В преклонном возрасте человек знает, как и на что применить силы, и готов «к плаванию», но нет уже ветра…

В своих новых работах, кажущихся, с одной стороны, сложными головоломками, но с другой – имеющими намеренно простой, ясный, даже можно сказать, сказочно-фольклорный стиль, художник обращается к подробному рассказу некой истории: многослойной, как сама жизнь, развлекательной и поучительной, драматичной и красочной. На картинах «При всём нашем знании» и «Возьми» показано множество одновременно происходящих и, на первый взгляд, как бы не всегда связанных между собой событий: женщина с корзиной яблок, юноша, неуверенно берущий яблоко из корзины, человек, старательно волочащий в гору огромную рыбу, мужчины, пытающиеся с помощью кувалды и стандартных мерок распознать природу женской натуры – расколоть загадочный стеклянный сосуд…

Заинтригованный, внимательный зритель будет долго перебирать в своём воображении странные детали картин Андрея Рабодзеенко и, возможно, спросит себя: что это – просто забавные выдумки хитроумного художника или грустное осознание того, что и по истечении многих веков, прошедших со времен Возрождения, и при всём нашем современном знании, которым так кичится человечество, мы всё ещё далеки от истинного понимания друг друга?

Интервью взял Семён Каминский, Чикаго